Жуков22 мая 1939 г. Только что успешно прошли полевые учения частей Белорусского военного округа. После маневров заместитель командующего округом по артиллерии комдив Жуков неожиданно получает предписание срочно явиться в столицу к наркому обороны Ворошилову. О причинах вызова не сообщается.

Он сел в первый же поезд и скоро был на месте. Нарком был краток: «Японцы напали на Монгольскую Народную Республику, идут тяжелые бои. Обстановка совершенно не ясна. Командир 57-го корпуса комдив Фекленко расстроен. Вам надлежит немедленно убыть в Монголию, разобраться в обстановке и взять на себя командование войсками в случае необходимости».

В 1938 г. в Японии был разработан план войны против Советского Союза под кодовым названием «Хатига». К тому времени Япония оккупировала Маньчжурию, ее войска находились у границ Советского Союза и дружественной ему Монголии. На сессии Верховного Совета Молотов заявил, что границу Монголии Красная Армия будет защищать также решительно, как свою собственную границу.

Вариант «Б» плана «Хатига» предусматривал вторжение в Монголию и выход к Байкалу. Однако в Токио понимали, что воевать с СССР Япония не готова. Квантунская армия крепко увязла в боях с войсками китайских коммунистов и Чан Кайши. Да и в Токио не строили иллюзий относительно возможностей Москвы.

Еще 20 мая 1938 г. над японскими городами пролетела группа ночных бомбардировщиков ТБ-3. Правда, опознавательные знаки на них были китайскими, но японские военные отлично понимали, кто сидит за штурвалами. Знали они и то, что ни одна страна мира не располагает зенитными системами, которые смогут успешно бороться с ночными налетами.

Однако конфликт возникнул. Инициаторами стали генералы Квантунской армии. При планировании они рассчитывали, что вторжение спровоцирует антисоветское восстание в Монголии. Место было выбрано удачно. Со стороны Маньчжурии рядом проходили железная дорога. А до ближайших частей Красной Армии – почти 400 км.

Переправа японцев через реку Халхин-Гол11 мая японцы и отряды маньчжур форсируют реку Халхин-Гол. Начинаются первые бои с отрядами монгольских пограничников. Вскоре в бои вступают части 57 Особого корпуса Красной Армии. Командующий комдив Фекленко принимает все меры для того, чтобы отбросить японцев, но в первые же дни боев советская авиация потеряет 17 самолетов. В Москве это вызовет настоящий шок.

А связано это было со многими причинами: у летчиков не было опыта боевых действий, советские самолеты И-15 уступали японским И-96.

Ворошилов отдает приказ не применять авиацию вплоть до особого распоряжения. Наземные части в Монголии остаются без прикрытия сверху, командование корпуса – без разведки. Туда решено направить группу опытных летчиков-инструкторов. Все они прошли Испанию и Китай. Из 48 человек 21 Герой Советского Союза. Возглавляет группу заместитель командующего ВВС страны комкор Яков Смушкевич.

Группа Смушкевича немедленно приступает к работе. Ежедневно проводятся занятия с летчиками. Опытные инструкторы в кратчайший срок научили летчиков драться, прибыли и новые самолеты И-16. Вскоре появились и первые результаты, советская авиация в жестоких боях стала завоевывать господство в воздухе.

27 мая 1939 года японцы прорывают фронт и выходят в тыл нашим войскам. 28-29 мая происходит самый крупный с начала конфликта бой между советско-монгольскими и японскими войсками. Из оперативного донесения: «В период боя 28-29 мая управление войсками, как со стороны общего командования, так и со стороны командования частей организовано было безобразно плохо. Штабы свои функции не выполняли, в обстановке не ориентировались. Комсостав часто не находился на своем месте, не руководил войсками… Победа была добыта не за счет умелой и хорошей организации боя командованием, а за счет преданности своей Родине бойца и инициативе нижнего и среднего комсостава».

Во время боев Жуков все время находится на передовой. 3 июня он отсылает доклад Ворошилову, где пишет следующее: «Командование 57 Особого корпуса, а именно комдив Фекленко, советники Монгольской Народной Республики, штабы проявили преступную халатность в подготовке восточного направления к боевым действиям».

Комдив Фекленко оказался заложником ситуации, его части были разбросаны на очень большой территории. Японцы начали наступать в районе, который высшим советским руководством никогда не рассматривался, как основной театр боевых действий. Все, что мог сделать командир корпуса, это бросать все новые части в бой. Однако у него не было средств вести активные боевые действия. Фекленко мог только обороняться. Тем не менее, судьба его была решена.

«Народному комиссару обороны Ворошилову. Командование корпуса или не готовилось, или готовилось плохо. Поэтому при незначительных трудностях командование растерялось. Сейчас здесь наводит порядок Жуков. По-моему, нужно хотя бы на время его оставить командующим корпусом. Комкор Смушкевич. 8 июня 1939г.».

« Т. Сталину. Прошу освободить от занимаемых должностей: командира 57 особого стрелкового корпуса комдива Фекленко, как не оправдавшего доверия и не справившегося с подчиненным ему 57-м корпусом…

Прошу утвердить назначения: командиром 57 особого стрелкового корпуса комдива т. Жукова. Народный комиссар обороны Ворошилов. 11 июня 1939г.»

Читайте далее “Халхин-Гол. Жуков и Штерн”…

Автор: Николай Категория: Сражения

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.