Взятие КенигсбергаВ прошлый раз в публикации “Взятие Кенигсберга” рассказывалось о подготовке и первом дне Восточно-Прусской операции Красной Армии.  Но впереди было еще три дня тяжелейших боев.

                                                                   День второй

Второй день штурма, 7 апреля, стал днем авиации. Улучшилась погода и впервые в условиях светлого времени были применены дальние бомбардировщики 1-й и 3-й воздушных армий. Всего за час 516 самолетов сбросили на Кенигсберг больше тысячи тонн бомб.

Наступающие войска продвигались в промежутке между фортами, которым, также как и самому большому форту №3, предстояло рано или поздно сдаться. Тактика взятия крепостей была уже отработана. Ночью саперы проделывают проходы в минных полях и металлических решетках, окружающих форт. Утром начинается артобстрел прямой наводкой и задымление всех амбразур. Потом в атаку идут штурмовые группы.

За второй день штурма было взято с боем 140 кварталов. В некоторых местах наши войска прорвали последнюю, третью, линию обороны.

Сильное наступление встретили наступающие части в районе железнодорожного вокзала. Каждая постройка, даже стоявшие у платформ составы были превращены противником в огневые точки. Ночью генерал Отто Ляш, командующий кенигсбергским гарнизоном, связался со ставкой Гитлера и просил позволения сдать город советским войскам, но получил категорический отказ.

                                                                      День третий

На третий день штурма удары авиации достигли максимальной силы. С рассвета в течение суток штурмовики и бомбардировщики наносили удары по крепости, по танковым частям и пехоте врага, прикрывали действия наших войск. Немецкие летчики не смогли оказать сопротивления. Они потеряли 21 самолет, и в результате кенигсбергский гарнизон полностью лишился авиации.

На улицах города царил кромешный ад. Даже командиры немецких частей, выбираясь на поверхность из своих укрытий, теряли ориентировку. Они не знали, куда идти, настолько город изменил свой облик.

Генерал Отто Ляш вспоминал: « Это было невероятно, сверхъестественно. Мы оглохли от вашего огня. Мы чуть не сошли с ума. Такого никто не выдержит».

Кенигсберг. Уличный бой                                                                Последний день штурма

На четвертый день боев организованного сопротивления немецкий гарнизон уже не оказывал. Но во многих местах города скрывались фанатики, продолжавшие вести огонь по штурмующим. Два наших автоматчика сопровождали группу военнопленных. Вдруг из одного разрушенного дома по сдавшимся немцам ударил пулемет. Дав команду «Ложись!», наши бойцы вступили в бой, защищая пленных. Пулеметчик был уничтожен, но и один наш солдат погиб. Его на руках понесли пленные немецкие солдаты.

9 апреля к середине дня комендант крепости Кенигсберг генерал Ляш собрал у себя под землей на глубине 7 м в главном командном пункте управления всех высших офицеров. Он хотел вопреки приказу Гитлера обсудить вопрос о капитуляции гарнизона. Однако представители местного нацистского командования и командиры частей СС заявили, что нужно драться до последнего солдата и ждать подкреплений.

Тем не менее, уже через 4 часа около 18.00 в расположении 27 гвардейского стрелкового полка  появился полковник Гефтер в сопровождении переводчика. Он заявил, что Ляш готов сдаваться и поручил ему вести все переговоры. Однако генеральской подписи в его документах не было. Поэтому по указанию маршала Василевского к генералу Ляшу направили наших парламентеров полковника Яновского и капитанов Федорко и Шпитальника.

В подземном кабинете Яновский под дулами автоматов вручил немецкому командующему текст заявления о полной капитуляции. Генерал Ляш попробовал поспорить, поторговаться, предлагая всего лишь временное перемирие. Однако у него ничего не получилось. Сила была не на его стороне. От генерала потребовали подписать письменный приказ о полном прекращении вооруженного сопротивления и немедленно разослать его во все части.

Позже на допросе в штабе фронта генерал Ляш сказал: «Русские сумели скрытно сосредоточить такое количество артиллерии и самолетов, массированное применение которых разрушило укрепления крепости и деморализовало солдат и офицеров. Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кенигсберг, так быстро падет».

Прошли почти сутки после появления приказа о капитуляции, а в самом центре города гарнизон башни «Дона» продолжал держать оборону. Подумали, возможно, у немцев нет связи, они ничего не знают о том, что происходит в Кенигсберге. Поэтому к башне подвезли громкоговорящие установки, по которым зачитали приказ Ляша о сдаче в плен. Но огонь из башни только усилился.

Тогда было принято решение подкатить для работы прямой наводкой тяжелые минометы и артиллерийские орудия особой мощности. После первого залпа по амбразурам на башне появился белый флаг.

На этом Восточно-Прусская наступательная операция была завершена и город полностью взят под контроль советскими войсками.

Автор: Николай Категория: Сражения

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.