бронетранспортер РОНАПродолжение статьи “Русская дивизия СС. Локотская республика“.

Весной 1944 г. в НКВД было заведено так называемое «Литерное дело», в котором подшивались документы о планировании покушения на Каминского. Курировал  это дело капитан госбезопасности Фролов, имевший тогда псевдоним «товарищ Алтайский». Первоначально хотели подложить в дом, где бывал руководитель автономного округа, бомбу. Взрывчатку должен был пронести завербованный начальник хозчасти РОНА.

Для выполнения задачи по уничтожению Бронислава Каминского в район действий бригады были переброшены несколько оперативных групп. В их составе были и подготовленные диверсанты, и опытные оперативники-агентуристы. В случае невозможности проведения теракта непосредственно против Каминского планировалось провести вербовку лиц из его непосредственного окружения и склонить их либо к убийству бригаденфюрера, либо к передаче его живым в руки партизан.

Но планы – планами, но иногда самые банальные вещи могут все изменить. Агент «Софья», которая была направлена с диверсионной группой «Сокол» задание не выполнила и вместо этого вышла замуж и отбыла с ребенком в расположение группы. Не смотря на проваленное задание, «Софью» не стали наказывать. Впоследствии, после проверки и переподготовки ее вновь перебросили за линию фронта.

Кроме чекистов против Каминского действовали и партизаны, у них с РОНА были свои счеты.

Летом 1943 года положение округа стало угрожающим, и Каминский по согласованию с гитлеровским командованием приказал эвакуировать РОНА и гражданское население в город Лепель Витебской области. Погрузив танки, артиллерию и другую технику, части РОНА вместе с гражданской администрацией округа и членами их семей общим числом до 30 000 человек выехали в Белоруссию.

Был образован уже Лепельский особый округ, а Каминский был назначен его обербургомистром. В его руках была сконцентрирована вся власть на этой территории. Жесткость исполнительной власти соединялась с элементами демократии вроде сельских сходов. Порядки, установленные в Лепеле, были схожи с локотскими.

Положительный для немцев опыт создания русского квази-государства был перенесен в Белоруссию. Практически, бригада РОНА рассматривалась, как образцовая модель управления оккупированными территориями. Основной задачей, поставленной перед поселенцами, была борьба с партизанами.

Каминский провел ряд крупных операций по очистке своей зоны от партизан. При изменившейся обстановке на фронтах захолустый Лепельский район стал стратегически важной тыловой зоной группы армий «Центр». И в то же время, наступление Красной Армии и усилия Центрального штаба партизанского движения вызвали активизацию действий патриотов в немецком тылу. Эти операции вызывали еще большую ненависть к оккупантам.

Каминский и офицеры немецкой полицииВ такой ситуации передача решения таких проблем в руки Каминского всех устраивало. Немцы практически не вмешивались в происходящее в округе. Их вполне устраивало, что достаточно большая территория практически не доставляла им хлопот. Под командование бригаденфюрера были переданы полицейские формирования из местных жителей. Необходимо сказать, что они были довольно многочисленны. Местное крестьянство, как и во всем Советском Союзе, было недовольно коллективизацией, и в немцах многие жители увидели освободителей от большевиков.

Однако, отношения между переселенцами и местным населением складывались не просто. Тем более, что большая часть прибывших была расселена в дома местных жителей, мягко говоря, без их на то согласия. Сказывалась разница в языке и обычаях, да и просто фактор чужаков, прибывших невесть откуда и наводивших свои порядки. Местные жители называли их либо орловцами, либо народниками.

Фактически, каминцы вели себя в Белоруссии, как оккупанты, так и не сумев включить местных в жизнь своей республики. Партизаны лепельской зоны тоже не сидели, сложа руки. А кроме чисто боевых операций, одним из самых эффективных способов борьбы с карателями была пропаганда. Правда, с каминцами все было не так просто, хотя усилия предпринимались серьезные. Масштаб используемых ресурсов впечатлял, вплоть, до самолетов, которые доставляли потенциальным перебежчикам письма от родных. В Москве этой деятельности придавалось большое значение и в этой работе были весьма крупные успехи.

Вот одна из таких историй. По своим агентурным каналам группа каминцев вышла на партизан, они хотели перейти на их сторону. Главным в этой группе был некий Костя. Но хотели они при этом каких-то гарантий, что их просто не расстреляют, как изменников Родины. Договорились о встрече на переправе.

Партизаны поставили условие, чтобы перебежчики привезли с собой своего командира, живого или мертвого. Им был начальник полиции Лепельского округа, правая рука Каминского, Пахомов. Каминцы условие выполнили  и прибыли в условленное место с Пахомовым, в форме, при оружии, на нескольких подводах. Подводы были нагружены минами и снарядами. Везли с собой они и 2 пушки.

Партизаны и каминцы, не имея возможности уничтожить друг друга в прямом бою, значительные усилия направили на пропаганду. В ход шло все: и газеты, и листовки, и карикатуры. Но наибольшее влияние на умы имело все же продвижение Красной Армии. Многие начали задумываться о своей дальнейшей судьбе, ища в переходе к партизанам свое спасение.

Переходы каминцев на сторону партизан были, но раньше это явление не носило массового характера. С одной стороны, значительная часть из них были врагами Советской власти по убеждению, с другой, все понимали, что их борьба на стороне Гитлера вряд ли будет прощена. Да и пропаганда у Каминского тоже работала.

Война не делается в белых перчатках, и жестокость проявляли не только каратели, но и партизаны, давая пищу для пропаганды бригаденфюрера. Дисциплину в РОНА комбриг старался поддерживать железную, не останавливаясь перед любыми мерами. К этому времени его бригада стала достаточно организованным и опытным подразделением СС.

Читать дальше Русская дивизия СС. Конец

Автор: Николай Категория: Воинские части

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.