Павел СудоплатовОкончание статьи “Операция Монастырь”.

22 июня 1942г. в годовщину начала войны фашистская авиация готовила боевой подарок фюреру – массированный налет на Москву. У «Макса» запросили данные о состоянии противовоздушной обороны города. Из Москвы отправили радиограмму: «В городе большое количество новой истребительной авиации и зенитных орудий. В ближайшее время будут применены новые технические средства, позволяющие на широком фронте и большой высоте перехватывать самолеты». Именно эта шифровка оказалась решающей. Массированный налет на Москву немцы отменили. Стало ясно, что информация “Макса” может влиять на конкретные события войны.

В глазах абвера «Макс» превращался в самого перспективного агента на московском направлении, тем более, что в одной из шифровок он сообщил: «Прикомандирован к Генеральному штабу в должности офицера связи». Для абвера это была невиданная удача.

Все шифровки «Макса» тщательно согласовывались с Генштабом и всегда содержали определенную порцию абсолютно достоверных сведений. Подготовкой шифровок обычно занимался Михаил Маклярский. Спустя много лет эта работа поможет ему написать киносценарий о разведчике.

Ноябрь 1942г. Срочное сообщение «Макса» в абвер. По его данным 15 ноября Красная Армия нанесет мощный удар под Ржевом. Командовать операцией будет Жуков. Это придавало особую значимость информации «Макса». Как считали немецкие генералы, где Жуков, там наступление. Немцы удар под Ржевом отразили, зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом для них оказалось полной неожиданностью.

Германия оплакивала Сталинград, в стране был объявлен трехдневный траур. Сталинградская битва предопределила дальнейший ход войны и никак не повлияла на уровень доверия абвера к «Максу». Напротив, немецкий Генштаб связывал неудачи на фронте с недостатком информации, поэтому перед «Максом» ставились все новые и новые задачи.

Канарис решил поощрить своего агента. Он подготовил специальный доклад для фюрера, в которой высоко оценил деятельность организации «Престол» и, особенно, «Макса». Канарис считал, что агента нужно наградить орденом с мечами «За храбрость». Фюрер дал на это согласие. Из Берлина в Москву полетела радиограмма, сообщающая об этом событии. Так кадровый советский разведчик стал кавалером фашистского ордена.

Вскоре на конспиративную квартиру, в которой жил «Макс», пришли 2 лейтенанта Красной Армии. Это были курьеры абвера. Они доставили радиостанцию и деньги. После встречи их тайно арестовали. Через несколько дней в Москве заработал еще один передатчик. Агенты сообщили о встрече с «Максом» и доложили, что приступили к выполнению задания. Курьеры стали прибывать в Москву регулярно. Почти все они перевербовывались, а затем включались в игру. Многие из агентов шли на это сознательно, желая загладить вину перед Родиной. Всего в Москву прибыло более 50-ти человек.

Стало очевидно, что для противника «Макс» это не только ценный агент, а руководитель разветвленной агентуры. Теперь через него Лубянка могла контролировать все действия немецких шпионов в Москве. А ждать от них можно было чего угодно: диверсий на железных дорогах, на оборонных заводах, попыток отравления водопровода. За агентами внимательно следили, иногда по несколько недель. Только так можно было выявить их связи и не раскрыть «Макса».

Иногда агенты абвера сами помогали советской контрразведке. Однажды 4 человека были сброшены в районе Курска без предупреждения. Они добровольно сдались и рассказали, кто они такие и какую задачу имеют. О сдавшихся шпионах доложили Сталину. Он неожиданно для всех приказал: «Наградите их». По мнению вождя, искреннее раскаяние заслуживает награды. Всех четверых наградили медалями «За отвагу».

Немецкие доставляли в Москву не только оружие, рации, но и деньги. Во многих шифровках из Москвы часто говорилось о деньгах, от которой якобы зависела эффективная деятельность «Престола». Немцам это было понятно. Есть документ, в котором Маклярский предлагает раскладку, как потратить эти денежные средства:  столько-то отдать в фонд государства, столько-то направить на поощрение сотрудников, принимавших участие в операции, столько-то – на закупку необходимых материалов. То есть фактически абвер профинансировал всю эту операцию НКВД. Канарису не могло такое присниться и в страшном сне.

К началу 1943г. «Макс» превратился для немецкой разведки в настоящего супершпиона. Все, что он сообщал, немедленно докладывалось высшему командованию. Иногда для принятия решений было достаточно ссылки на этот источник. Теперь от имени «Макса» в эфир можно было выдавать самую смелую дезинформацию. И ей верили.

Москва, Кремль, 1944г. Накануне летнего наступления в Белоруссии Сталин вызвал к себе руководителей спецслужб – начальника военной контрразведки «Смерш» Абакумова, наркома государственной безопасности Меркулова и начальника диверсионно-разведывательного управления НКГБ Судоплатова. Все они имели отношение к операции «Монастырь».

Сталин высоко оценил деятельность советской разведки и приказал открыть на нее дополнительное финансирование. Операция «Монастырь» будет продолжаться до самого конца войны

23 июня 1944г. Красная Армия начала освобождение Белоруссии. В ходе мощного наступления разгромлены фашистские войска под Витебском, Бобруйском, Могилевом и Минском. В результате в советском котле оказалось около 100 тыс. немецких солдат и офицеров. Некоторые группы смогли вырваться из окружения и скрыться в лесах.

Вот тогда и родился замысел новой операции «Березино». Предполагалось создать ложную немецкую часть, убедить в ее существовании командование Вермахта, и заставить немцев открыть для нее коридор в линии фронта. В этот коридор должны были ворваться советские войска.

Чтобы такая игра состоялась, информацию о вырвавшейся из окружения немецкой части должен был сообщить «Макс». Ему командование поверило бы.

«По данным советской разведки в районе Березино скрывается крупная немецкая часть, которая намерена пробиваться на запад». Эту шифровку подтверждала и другая радиограмма. Агент «Береза», перевербованный советской разведкой, утверждал, что «Макс» смог установить точные координаты части и маршрут ее движения в сторону фронта.

Подготовка к операции началась заранее. В район поселка Березино было отправлено несколько десятков офицеров советской разведки. Им придали автоматчиков и даже 2 зенитные батареи. Однако, для полной достоверности необходимо было присутствие и немецких военнослужащих. В лагерях для военнопленных начался поиск подходящих людей. Сюда по приказу командования был срочно направлен Игорь Щорс. Ему необходимо было найти немецкого офицера, который бы согласился сыграть роль командира несуществующей германской воинской части. Такого человека найти удалось не сразу, но все же нашли. Генрих Шерхорн, подполковник немецкой армии, согласился.

Генрих ШерхорнВскоре Шерхорн обратится к немецкому командованию с просьбой о помощи, попросит оружие, боеприпасы и медикаменты. Командование откликнется. Гитлер поручит проведение операции по спасению группы Шерхорна диверсанту Скорцени.  Тот немедленно приступил к выполнению приказа. На базу к Шерхорну был сброшен врач и специалист по подготовке посадочной площадки для транспортных самолетов. В течение двух недель туда же забросят еще несколько групп. Все они будут захвачены и перевербованы.

От них в Берлин придет новое сообщение: «Часть Шерхорна необходимо поддержать боеприпасами и оружием. Они готовы двигаться в сторону фронта». Казалось, идея создания коридора в немецкой обороне могла стать реальностью. Но фронт настолько быстро откатывался на запад, что в создании коридора уже не было необходимости. Однако операцию «Березино» решено было продолжать. Пусть в Берлине верят, что часть Шерхорна ведет активную борьбу на советской земле, и по-прежнему оказывают ей помощь.

Оперативная игра «Березино» превратилась в последнюю ловушку для противника. Почти до конца войны немцы будут действовать под диктовку советской разведки. Разведка группы армий «Центр» была полностью парализована, сосредоточив все силы на спасении группы Шерхорна.

В район Березино регулярно поступали боеприпасы, оружие, продовольствие. Немцы совершили 17 вылетов и сбросили 16 разведчиков-парашютистов и 50 грузовых контейнеров. В самом конце войны Вермахт мог поддержать Шерхорна только морально. Ему присвоили звание полковника и выслали радиограмму: «Сердечные поздравления и пожелания дальнейших успехов в Вашей трудной задаче. Гудериан».

А вскоре к Шерхорну придет последняя радиограмма: «1 мая на своем боевом посту в Имперской канцелярии, до последнего вздоха продолжая борьбу с большевиками, погиб Адольф Гитлер». Война закончилась.

В июне 1945г. американские военные зададут генералу Гелену, одному из бывших шефов гитлеровской разведки, вопрос:  «А существовал ли вообще «Макс»?» Гелен ответил: «Он был».

Александр Демьянов, он же «Гейне», он же «Макс», умер в 1978г. и похоронен на Новодевичьем кладбище.

 

Автор: Николай Категория: Спецслужбы

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.