Михаил МаклярскийПослевоенное поколение советских людей с восторгом встретило фильм «Подвиг разведчика», вышедший на экран в конце 40-х гг. На него ходили по нескольку раз. Фильм рассказывал о войне, о Победе, о подвиге, который совершила страна, и поэтому он всегда вызывал отклик у кинозрителей. Но мало, кто знал, что один из авторов сценария этого фильма был профессиональный разведчик Михаил Маклярский – сотрудник 4-го управления НКГБ-НКВД, полковник госбезопасности. Он участвовал в разработке одной из самых грандиозных разведывательных операций Второй Мировой войны.

Фильм «Подвиг разведчика» отражает некоторые моменты тех невероятных событий. Так же будут забрасываться в тыл противника агенты-парашютисты, будут провалы и перевербовка шпионов. Но, разумеется, в фильме показано далеко не все, что происходило в действительности.

Москва, Новодевичий монастырь. Когда-то у его стен кипели народные страсти. Здесь выдвигали на царствование Бориса Годунова, в этих стенах была заточена правительница Софья. В 30-е гг. монастырь превратился в последнее прибежище бывших камергеров, фрейлин, священнослужителей. Они доживали здесь в подвалах и кельях, и, конечно, крайне негативно относились к Советской власти.

Одним из обитателей этого дворянского гнезда был Борис Садовский, бывший придворный поэт, монархист и германофил. Он не скрывал своих взглядов и считал себя вождем монархической организации, которая на самом деле была небольшим кружком «бывших» и находилась под контролем НКВД. Опасности для власти она не представляла. Большинство членов группы Садовского работало на контрразведку.

Однажды январским вечером 1942г. в монастырь к Садовскому пришел молодой человек, который сказал, что интересуется историей своего рода. Садовский согласился дать ему необходимые консультации. Завязывается доверительный разговор. Молодой человек говорил по-немецки, цитировал Гете и не скрывал своего враждебного отношения к Советской власти. Все это понравилось старику. Он даже не мог подумать, кем на самом деле является его гость.

Александр ДемьяновА им был Александр Демьянов – сотрудник НКВД СССР и настоящий русский дворянин с манерами аристократа. Именно поэтому он идеально подходил для возникших в январе 1942г. по предложению Сталина замыслов советских спецслужб в создании фиктивной подпольной монархической организации «Престол», вызывающей доверие у немцев. Это была приманка для германской разведки.

Садовскому отводилась роль руководителя организации. В своих целях НКВД использовал и профашистские стихи бывшего придворного поэта. Их распечатали, как листовку организации «Престол». Два десятка экземпляров расклеили по Москве, а часть подбросили на немецкие позиции. Так готовилась операция «Монастырь».

Через несколько дней Демьянов снова пришел в Новодевичий монастырь. На этот раз на нем будет военная форма и Александр скажет Садовскому, что пришел попрощаться перед  отправкой на фронт. И Садовский ему откроется, попросит при первой возможности связаться с немцами и передать, что их ждут в Москве. Теперь Демьянов мог уверенно ссылаться на мифическую организацию «Престол».

Декабрь 1941г. Ставка Гитлера. Совещание руководителей разведывательных служб Третьего рейха. Фюрер собирается подвести итоги неудач военной компании в России. Он раздражен и необъективен в своих оценках. По его мнению, одна из причин поражений – отсутствие точной информации о противнике. Гитлер уверен, что в России должна существовать оппозиция сталинскому режиму. Необходимо ее выявить, поддержать, снабдить оружием и деньгами.

Всем становится ясно, что война будет длиться не один год. СССР тоже озабочен сбором разведывательной информации. Именно в это время Александр Демьянов (агент «Гейне») получит официальное предписание:  «В ближайшие дни Вас перебросят на занятую немцами территорию. Задача – установить связь с гитлеровским командованием и разведкой от якобы действующей в Москве подпольной церковно-монархической группы Садовского». На документе стояла подпись начальника четвертого управления НКВД: «Утверждаю. Судоплатов».

Январь 1942г. Один из участков фронта в районе Можайска. В сторону немцев движется человек. Это Демьянов. По нему открывается стрельба с двух сторон, но огонь не прицельный. Уже различимы проволочные заграждения и фигуры немцев. Демьянов кричит: «Не стреляйте!» и размахивает белым полотенцем. Наступает тишина. Позже ему объяснят, что последние метры он прошел по минному полю.

Немцы отнесутся к перебежчику с подозрением. Его поместят в подвал, будут допрашивать с пристрастием. Даже инсценируют расстрел. Демьянов все выдержит. После проведенных проверок его направят в Смоленск в абверкоманду-103, подразделение военной разведки. Теперь он будет стоять в одной шеренге с предателями, с теми, кто действительно собирался воевать против своей Родины. Их будут учить умению убивать и взрывать, работать с радиопередатчиком. Для Демьянова самым трудным будет скрывать, что подобную подготовку он уже проходил в советской разведшколе. Вскоре абвер присвоит ему псевдоним «Макс».

16 марта 1942г. Ярославская область, район города Рыбинска. Самолет без опознавательных знаков пересекает линию фронта. На советскую территорию сбрасывается группа немецких диверсантов, среди них и агент «Макс». Приземлившись, он связался с органами НКВД и сказал, что он сброшен с самолета с парашютом. Приняли его недружелюбно, маленько даже побили. Начальник райотдела требовал, чтобы тот ему все рассказал, а «Гейне» только называл номер телефона начальника четвертого управления НКВД Павла Судоплатова. К тому времени он считал, что агент погиб во время перехода линии фронта. А это известие стало для него приятной неожиданностью. «Гейне» не удалось осесть на чужой территории, но его возвращение в Россию в качестве вражеского агента открывало возможности для другой контригры.

Еще в 20-е гг. чекисты разработали и осуществили операцию «Трест». Ее целью было выманить из других стран в Россию видных деятелей контрреволюции. Для этого в качестве приманки была создана фальшивая контрреволюционная организация «Трест». Позже об этом будет много написано и снят фильм.

В 1942 и 1943 гг. война в эфире между Москвой и Берлином носила невиданный характер по размаху и интенсивности. Радиоигры с противником превратились в большую игру. Главная задача – умелая дезинформация врага не только на отдельных участках фронта, но и в стратегическом плане.

Первый сеанс связи агента «Макса» (позывной «Александр») с немецким центром. Текс шифровки тщательно продуман и выверен на Лубянке: «Сбросили вместо Пушкина в район Рыбинска. Оттуда едва добрался. Никого не присылайте, так как контроль повсюду усилен. Александр». Ответ пришел через день: « Нам интересны формирование новых частей, транспорты с отметкой направлений, грузовые колонны, даты».

Вся операция контролировалась руководством НКВД. В адрес немецкой разведки была срочно направлена дезинформация. Немцы остались довольны. Но «Престол» по-прежнему не вызывал у них интереса.

Чтобы убедить абвер в существовании боеспособной подпольной организации, решено было пожаловаться на нехватку оружия для теракта, даже не попросить, а потребовать: «Сообщите, когда будут присланы пропагандистские материалы, деньги, оружие». Это сразу сработало. В ответ поступила радиограмма: «Где мы можем материал сбросить? Передайте, какое время вам удобнее для связи».

Похоже, немцы, наконец, поверили в существование «Престола». Теперь они должны были поверить и в его эффективность. В мае в советских газетах появилось сообщение о вражеских акциях в Сибири и на Урале. Они были придуманы НКВД. После этого в Берлин ушла шифровка «Макса» о диверсиях, проведенных в советском тылу. Доверие к агенту упрочилось.

Окончание следует…

Автор: Николай Категория: Спецслужбы

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.