Генерал-лейтенант Голиков

Итак, Гуревич и Треппер заключают с немцами соглашение. Мы, мол, согласны играть по вашим правилам и снабжать Москву дезой, но что это была за информация. Яркий пример, это нумерация дивизий и полков, которые Гуревич передавал в Москву. Якобы эти части находятся во Франции, а на самом деле, как показала проверка, они уже были на Восточном фронте. Но это еще не самое худшее.

Немцы пытались расколоть и так не очень дружную антигитлеровскую коалицию. Шифрованные телеграммы сообщали, что фашисты готовы на сепаратные переговоры с Москвой. Если бы Кремль был на это согласен, доказательства обязательно были бы предъявлены США и Британии, что наверняка рассорило бы союзников.

Но коалиция дожила до конца войны. Может быть «Кенту» удалось предупредить, что он работает под колпаком? Есть сведения, что во время одного из сеансов радиосвязи он попросил Центр поздравить т. Сталина с присвоением звания маршала. Естественно, немцы пропустили этот текст, посчитав, что это нормально. Но на том конце связи поняли, что это перебор, и догадались о провале «Кента». Как говорят, примерно так же пытался сделать и Треппер.

Радиоигры – речь в разведке довольно распространенная. В Москве должны были заметить, что связники ведут себя в эфире довольно странно.

Бдительность немцев притупляется и из-за постоянных сомнений: а тех ли поймали?

Эти игры активно продолжаются до сентября 43-го, когда Леопольду удается бежать у той самой парижской аптеки, выйдя за лекарством для гестаповца.

Об обстоятельствах побега мы знаем из мемуаров самого Треппера, и рассказ этот довольно странный. Понятно, что офицер гестапо Берг мог приболеть, однако отпускать столь ценного двойного агента одного, рассчитывая на его честность, это не благородство, это абсолютная глупость. Есть версия, что побег Треппера стал разменной монетой в игре уже не двух разведок, немецкой и советской, а трех, что объясняет участие Треппера в радиообменах.

Дело в том, что Леопольд Треппер в свое время работал в Палестине, там был арестован англичанами, потом выпущен, а затем оказался в поле зрения советской военной разведки. Не связана ли его последующая деятельность уже в качестве резидента ГРУ с работой одновременно и на английскую разведку. И не является ли эта его попытка поучаствовать в гестаповской игре по расколу антигитлеровской коалиции заданием со стороны английской разведки. Тем более, что англичане в этом были заинтересованы. Это явилось бы предлогом отказать в военной помощи Советскому Союзу.

Гуревич, как и Треппер, времени даром не терял. Бежать так же, как коллеге, ему, конечно, не удалось. Его трюк оказался куда эффектней. Об этой истории ходят легенды. Агент «Кент» в плену завербовал своего куратора. С арестованными разведчиками работал лично шеф зондеркоманды гауптштурмфюрер Гейнц Паннвиц. Со своим визави он ведет задушевные разговоры, которые его начальникам вряд ли понравились бы. Но заслуга ли Гуревича эта открытость? В первую очередь тут сыграли победы Красной Армии, особенно после Курской битвы, когда многие в Германии поняли, что война проиграна.

Группенфюрер Генрих МюллерВ 44-ом, по тихому собрав вещички и документы зондеркоманды на многих агентов, Паннвиц и Гуревич сбежали и сдались войскам коалиции.

Не застал конца войны расстрелянный немцами Анри Робинсон, наверное, самый принципиальный и самый ценный из арестованных Паннвицем агентов.

Робинсон работал в области научно-технического шпионажа. Его агенты и через десятки лет после его смерти были незаметными кротами в западных учреждениях. Историки разведки говорят, что этому человеку Леопольд Треппер со всей его дутой агентурой и в подметки не годился.

Сам Робинсон героически погиб. В отличие от Треппера и Гуревича он не стал затевать никаких игр с гестапо и ничего не говорил. Его казнили. Но оставленная им предсмертная записка – это образец мужества и несгибаемости идейно убежденного человека. Наличие такого человека, как Робинсон говорит о том, что человека нельзя сломить ничем. Вроде бы не работяга, не спецназовец, интеллигент, а гестапо ничего не смогло с ним поделать.

В записке, которую Робинсону удалось перед казнью передать через своего сокамерника, прямо говорится, что его предал Леопольд Треппер.

Треппер, Гуревич и их спутник Паннвиц были доставлены в Советский Союз в начале 45-го. Разведчики, вероятно, ожидали цветов и наград. Однако их ждали контрразведчики Смерша. Агенты «Кент» и «Отто» получили немалые тюремные срока. В Москве их большие игры сочли простой изменой. Правильности такой оценки и сегодня вызывает множество рассуждений.

Гейнц Паннвиц провел в лагерях 10 лет. Потом его передали в ФРГ, где он спокойно жил на пенсии.

Леопольд Треппер и Анатолий Гуревич вышли на свободу уже после смерти Сталина. Отто остаться в СССР не пожелал и уехал в 57-ом в Польшу. Он был первым, кто написал книгу о «Красной капелле».

Анатолий Гуревич остался в Советском Союзе. Умер он недавно, дожив до преклонных 93-х лет. В 1991 году Гуревич был полностью реабилитирован.

Читать Красная капелла, часть 1. Леопольд Треппер

Читать Красная капелла. ч.2. Анатолий Гуревич

Автор: Николай Категория: Спецслужбы

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.