Т-28Старший сержант-сверхсрочник Дмитрий Малько к этому времени уже повидал много танков и бронемашин – и советских, и зарубежных, поучаствовал в боях в Испании, на реке Халхин-Гол, в Финляндии. В общем, повоевал  и в своем танковом деле разбирался. Т-28 ему понравился. Его недавно привезли после капитального ремонта. Новенькая краска, загружай боекомплект, наливай бензин – и вперед!

27 июня 1941 года часть, в которой служил Малько, склад Наркомата обороны, потеряла связь с округом, но нарочным получила приказ об эвакуации. Людей не хватало, и все вывезти было невозможно. Майор Денисковский приказал сжечь танк. Но Малько отказался и сказал, что будет отступать на танке. Он заправил машину горючим, вывел на дорогу и пристроился в конце колоны. Так он доехал до Березино.

У райцентра Червень колону обстрелял немецкий самолет. Машины рассредоточились, и снова начали выезжать на дорогу после того, как фашист улетел. Дмитрий в сердцах пнул броню, мотор Т-28 не запускался. Так и отстал он от колонны. Провозился больше часа и бросился догонять, но своих уже не нашел. Пристроился к другой колонне.

Это был очень жаркий день, когда новый командир приказал старшему сержанту выехать за Березино, ожидать немецкие танки и, в случае их появления, дать сигнал ракетой. Тут к нему подошел майор и 3 курсанта. Малько их даже не заметил сразу и даже подскочил, когда услышал «Здоров, танкист!»

Он тогда не знал, что эта встреча удивительным образом повлияет на все последующие его действия. Это был не просто майор и курсанты. Перед ним стоял экипаж Т-28, с которым суждено было сражаться лишь один день. Но именно этот день, 3 июля, Дмитрий будет вспоминать всю жизнь в деталях, многократно повторять рассказ об этом удивительном боевом рейде, который провел его случайный экипаж.

Т-28, хотя и относился к средним танкам, но имел довольно мощное на то время вооружение: короткоствольную 76-мм пушку и курсовой пулемет Дегтярева в центральной башне, 2 пулемета в боковых башнях и один – с тыльной стороны. Экипаж – 6 человек. Не зря он так нравился Дмитрию Малько. На начало 1941 года это был лучший средний танк в мире после Т-34.

Майор тоже удовлетворенно хлопнул по броне: « На такой можно воевать, пробиваться к своим». Тогда Малько даже не запомнил все фамилии. Майор, вроде бы, Васечкин, но он так и остался «товарищ майор». Один курсант – Николай Педан, с ним познакомился ночью в карауле. Двое других – Александр и Федор.

Именно Николай Педан вдруг предложил: «А может двинуть на запад?» Все удивленно переглянулись: «Через Минск?» Малько город знал, но сейчас там уже немцы. А майор сразу принял решение: «Дерзко, но шансы есть. А, главное, там и повоюем».

Позже Дмитрий часто вспоминал эту минуту. Решение далось легко, будто судьба подсказала. Танк отличный, экипаж – хоть куда. Он совершенно не думал о смерти. Уже начинало темнеть, когда они подъехали к Тростянцу и вдоль реки направились к оставленному Красной Армией складу боеприпасов, о котором знал Малько. Там они взяли более 7 тысяч патронов и 60 снарядов, то есть загрузили танк под завязку.

В полдень 3 июля 1941 года стояла жара. Перед началом похода определили сигналы, ведь переговорного устройства не было. Рука майора ложится на правое плечо механика-водителя –поворот на право, на левое – на лево. 1 толчок в спину – 1-я передача, два – 2-я, рука на голове – стоп. Речей не говорили, даже не обменялись адресами. Никто из экипажа ни минуты не сомневался и не раздумывал. Дмитрий уже имел боевой опыт, майор Васечкин, похоже, тоже, курсанты держались молодцом.

Т-28Шоссе оказалось безлюдным. Танк въехал на взгорок, впереди лежал Минск. Прямо по ходу виднелись трубы ТЭЦ, затем заводские корпуса, а дальше – Дом правительства. Майор с одним из курсантов заняли места в центральной башне, широкоплечий курсант – в левой, у пулемета, Николай Педан – в правой, и еще один курсант засел у тыльного пулемета. Экипаж в любую минуту готов был открыть огонь. Дмитрий Малько управлял машиной, крепко стиснув руками рычаги. Проскочить без боя не получится, красные звезды видно издалека.

Проехали железнодорожный переезд, затем пути трамвайного кольца и попали на улицу Ворошилова. Здесь находилось много предприятий, но сейчас все они стояли полуразрушенные. Когда машина поравнялась со зданием ликероводочного завода, увидели первых немцев. Было их десятка два. Солдаты загружали машину ящиками с бутылками и даже не обратили посмотрели в сторону внезапно появившегося одинокого танка. Когда до немцев осталось метров 50, открыла огонь правая башня танка – Николай. Гитлеровцы падали прямо у автомашины. Некоторые попытались забраться на высокую арку ворот, чтобы укрыться во дворе, но это им не удалось. В считанные минуты с ними было покончено. Танк раздавил грузовик вместе с ящиками спиртного.

Сразу переехали через Свислочь по деревянному мостику и повернули направо на Гарбарную, ныне Первомайскую, улицу, миновали рынок, теперь стадион. Тут из-за угла навстречу показалась колонна мотоциклистов. Рука майора легла на левое плечо, танк резко повернул влево. Первые мотоциклисты врезались прямо в танк, и тот раздавил их. Остальные повернули вправо, туда же и танк. В смотровое отверстие хорошо были видны перекошенные  ужасом лица. За несколько минут колонна перестала существовать.

Затем – подъем по улице Энгельса. Поравнявшись со сквером возле театра Янки Купалы, ведя огонь, прорвались на центральную улицу, Советскую. Оттуда – сразу же направо по узкой улице. Когда танк проследовал возле Дома Красной Армии, майор дал команду повернуть направо. Улица Пролетарская, теперь имени Янки Купалы. Она вся была забита немецкой техникой: автоцистерны, машины с боеприпасами и оружием. На берегу расположились полевые кухни, громоздились какие-то ящики, купались солдаты, а на той стороне в парке Горького за деревьями бронетехника. Т-28 стоял напротив.

«Огонь!» Майор посылал в машины один снаряд за другим, а курсанты непрерывно стреляли из пулеметов.

Дмитрий успел увидеть немного – как горели, вражеские машины, как рвались автоцистерны и в реку сбегали тоненькими змейками пылающие ручейки бензина. Огонь охватил не только автоколонну, но и находящиеся по соседству дома, перекинулся через реку на деревья парка. Немцы гибли, не успев разобрать, откуда пришла смерть. Вся колонна оказалась разгромлена. Не ожидая, когда враг опомнится, майор скомандовал разворот. Назад на Советскую улицу и направо.

Переехали мост. Здесь в парке Горького – новое скопление врага. Среди деревьев стояли штук двадцать автомашин с несколькими танками и самоходками. Возле них толпились гитлеровцы. Тревожно задрав вверх головы, они ожидали налета советских бомбардировщиков. С Пролетарской улицы все еще слышались глухие разрывы рвущихся боеприпасов, что немцы приняли за бомбежку. А опасность пришла с земли, а не с неба.

Танк открыл огонь из всех средств. Снова рванула бензоцистерна, стали рваться боекомплекты. Густые дым опутал старый парк.

–  Осталось 6 снарядов, – крикнул заряжающий.

Продолжение следует…

Автор: Николай Категория: Сражения

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.