Немецкие солдаты на развалинах Брестской крепостиДля Адольфа Гитлера Брест был необходим не только как военный объект, но и как символ. Именно тут в восемнадцатом  году Советская Россия встала на колени и признала победу Германии, приняв все условия победителей. Но затем был постыдный Версальский мир, а русские разорвали Брестский договор. Значит, ее нужно было наказать, и наказать именно здесь, в Бресте. Кроме этого, Брестскую крепость просто обойти было нельзя. Она охраняла переправы через Западный Буг и перерезала важнейшие шоссе, необходимые для танков.

По планам германского командования через эти мосты должны были постоянно идти войска в сторону Москвы. Немецкие генералы знали, что крепость – серьезная помеха, но мощным оборонительным рубежом не считали его.

Штурмовые орудия всю ночь методично обстреливали крепость.  На ее столетние стены бросили всю артиллерийскую мощь армейского корпуса. Вскоре подвезли 2 сверхтяжелых 600-мм орудия системы «Карл». Каждое такое орудие имело собственное имя. Двухтонные снаряды оставляли воронки десятиметровой глубины. Одно только появление «Карла» у осажденного европейского города означало победу. А в Бресте первой его жертвой стал 19-летний рядовой Вермахта. При звуке первого же выстрела сверхмортиры у него не выдержало сердце. Семье сообщили, что рядовой геройски погиб в бою за Великую Германию.

В 10 утра наступила тишина. Во время передышек в стрельбе, чтобы подорвать боевой дух русских, немцы постоянно передавали предложения о сдаче в плен. Но это удалось только отчасти. По донесениям 45-й дивизии 23 июня сдалось 1900 человек. Среди них было много детей и женщин, но были и военные, в большинстве своем резервисты, прибывшие недавно на сборы.

К середине дня фюрер вновь требует информацию о Бресте. Он хочет побыстрее перенести свою Ставку поближе к фронту. Во время боевых действий в Европе Ставку перемещали на захваченную территорию практически сразу, после перехода границы войсками Рейха. Сейчас же, получив первые доклады из Бреста, Гитлер решил обождать.

24 июня началось с обстрела, по мощи похожего на первый день войны. После этого в Цитадель прорвался штурмовой отряд из 133-го пехотного полка. Он освобождает блокированных в клубе солдат. Бои перемещаются в казематы. Одновременно немцы атаковали Кобринское укрепление.  Противнику удалось захватить большую часть главного вала.

Многие командирские жены сражались вместе с мужьями в казематах. Штурмовики из 45-й дивизии докладывают командованию о русском женском батальоне, но это было преувеличение. В крепости женских  подразделений не было.

После взятия Цитадели командующий 45-й дивизией в первый раз доложил о взятии крепости Брест-Литовска и эшелоны со Ставкой Гитлера, наконец, отправляются на восток. Но защитники крепости об этом не знали. Брест продолжает сражаться.

В тот же вечер в Инженерной казарме собрались оставшиеся в живых командиры и провели краткое совещание. Его итогом стал приказ №1, единственный документ осажденного гарнизона. Из-за вскоре начавшегося штурма его даже не дописали, но именно благодаря ему сохранились фамилии командиров и номера подразделений, сражавшихся в крепости.

После потери Цитадели главным очагом сопротивления стало восточное укрепление. Кобринский вал гитлеровцы пытались взять неоднократно, но бойцы 98-го дивизиона твердо держали оборону. Они подбили два танка и несколько бронемашин. После того, как противник уничтожил пушки, артиллеристы с гранатами и винтовками ушли в казематы.

Артобстрелы и штурмы немцы сочетали с психологической обработкой. В листовках гитлеровцы призывали к сдаче, обещали жизнь и нормальное обращение.

Но это не действовало. Немцы докладывали: «К Восточному форту нельзя подойти, там превосходная оборона. Ее возглавляет какой-то майор». Восточный форт – это редут из состава Кобринских укреплений. А какой-то майор –  боевой командир 44-го полка Петр Гаврилов, участник финской войны, едва ли не единственный старший офицер, сумевший пробраться к своему подразделению.

27 июня. В этот день должно было пройти слушание парткомиссией дивизии персонального дела майора Гаврилова. Один из сослуживцев накатал на него заявление, где назвал паникером, который убеждает бойцов, что война с Германией не за горами. Гаврилов, впрочем, этого не скрывал, но все же заседание не обещало ничего хорошего. От взыскания майора спасла война. В этот же день Шлипер опять доложил о взятии крепости, и снова это ложь, крепость сражается.

29 июня утром гитлеровцы предъявили защитникам Восточного форта ультиматум: либо сдаться и выдать Гаврилова, либо гарнизон сотрут с лица земли. В восемь часов «юнкерсы» сбросили на форт несколько полутонных бомб, но он выдержал и продолжил огрызаться огнем. После двенадцати часов в небе вновь появились бомбардировщики. Немцы приготовили последний аргумент – вместе с 500-килограммовыми фугасами один самолет сбрасывает сверхмощную 1800-килограммовую бомбу, которая пробила казематы насквозь. От мощного взрыва содрогнулся не только сам форт, задрожала почва даже в городе Бресте. Затем в форт ворвались штурмовики.

1 июля немцы опять доложили о падении крепости. Фюрер делает выговор своим генералам, за столь ошибочные доклады. Возможно, это первый гнев Гитлера в долгой войне.

К командиру отчаянного гарнизона Восточного форта Петру Гаврилову, судьба была благосконна. Гитлеровцы были уверены в его гибели во время бомбежки, но еще три недели он скрывался в казематах с несколькими бойцами и продолжал уничтожать врагов. Когда его окружили и попытались захватить, он оглушенный и раненый все же успел бросить гранату. Это было на 32-й день войны, 23 июля. Уничтожить этого пленного немцы не посмели.

Гитлер и Муссолини в Брестской крепости, август 1941 годаВ августе 1941 года в Брест прибыл Гитлер вместе со своим союзником Муссолини. Гитлер хотел понять, почему крепость продержалась так долго, и почему его дивизия настолько здесь задержалась. Объяснить это крепостью духа защитников его генералы не смогли. Фюреру с гордостью показали захваченные танки и дальнобойные орудия, правда, не сказали, что всего этого у защитников Брестской крепости не было, его собрали в окрестностях, чтобы оправдать потери и произвести впечатление.

Муссолини увидел нацарапанную кем-то на стене надпись, ему перевели: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!» Это так потрясло дуче, что тот надолго замолчал. Также никто не показал Адольфу Гитлеру кладбище солдат 45-й дивизии, никто не сообщил, что солдаты Великой Германии продолжают погибать в крепости от выстрелов невидимых защитников.

Не рассказали фюреру и ходящую среди немецких солдат легенду о «фрау мит автомат», женщину-призрак из подземелий, вооруженную автоматом. Ходили слухи, что каждая, выпущенная ей пуля попадает точно в цель. Затем она уходит под землю и опять ее выстрелы неожиданно раздаются, но уже в другом месте. Все попытки убить ее или поймать тщетны. Заметить ее удавалось лишь издали. Страшен был вид этой женщины. Она казалась духом смерти и мести. Отправляясь в караул, гитлеровцы каждый раз молились.

А за день до прибытия Гитлера не вернулись из караула двое солдат.

Автор: Николай Категория: Сражения

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.