Окончание. Читайте первую и вторую части.

Герхард Кегель Понимание, что война начнется очень скоро, должно было бы возникнуть у советского командования 17 июня. Тогда командир 43-й истребительной авиадивизии Захаров получил приказ пролететь вдоль границы на самолете У-2. Ему было видно все, что происходит на той стороне. Как он сам потом вспоминал, все, что он видел, укладывалось в 4 слова: со дня на день.

Утро 22 июня 1941г. Агент «Альта» идет к советскому торгпредству. Там живет Николай Зайцев, связник резидентуры, который отправляет шифровки в Москву. Увидев полицейское оцепление, она понимает, что последнее донесение в Центр оказалось верным – война началась. При этом, передать что либо еще она не может, связник арестован гестапо. Это здесь ее пытается сфотографировать контрразведка, но безуспешно.

Последнее ее сообщение было получено в Москве в 21.30 21 июня. В нем точное время начала наступления. Данные подтверждают и немецкие перебежчики. Но отреагировать вовремя СССР не успевает. В первые 2 дня войны Сталин рассчитывал, что военная ситуация исправится. Но, когда на шестой день войны был сдан Минск, это его добило, и ему пришлось брать ситуацию в свои руки. Но поведение высшего генералитета было, как минимум бездарным.

Советский агент в немецком посольстве Герхард Кегель также сообщал о близящейся войне. 21 июня Кегель, как обычно, пришел на работу. Во дворе консульства царила сплошная суматоха. Выбегавшие из здания сотрудники кидали в костер какие-то бумаги. На вопрос Кегеля, что происходит, ему по секрету сообщили, что ночью из Берлина пришло указание уничтожить секретные документы. После обеда он улучил момент и с центрального телеграфа позвонил своему связнику. Некоторые историки пеняют на то, что Кегель должен был узнать все гораздо раньше, но у него просто не было такой возможности.

Удивительно, но Кегель – не единственный сотрудник немецкого посольства, кто предупреждает о войне. Второй информатор – это сам посол граф фон дер Шуленбург. Делает он это исключительно из собственных интересов. Графу должность посланника в Москве по нраву, он сторонник советско-германской дружбы, а в случае начала войны придется уезжать. Этого Шуленбургу очень не хочется. В качестве партнера для своих разговоров он избрал Деканозова, советского полпреда в Германии, который тогда находился в Москве. Деканозов, конечно, сообщил о разговоре Молотову, а тот Сталину. Сталин счел это очередной провокацией, а Молотов не поверил, так как не мог понять, как посол может действовать не по указанию своего руководства, а лично от себя.

граф фон дер ШуленбургКегель в составе последней партии покидавших СССР дипломатов едет в поезде, сопровождаемом советскими контрразведчиками. На какой-то железнодорожной станции он выходит за кипятком и видит неприметно одетого человека. Тот нечаянно толкает Кегеля, и тут же Герхард ощущает в своей руке клочок бумаги. Центр предлагает как можно скорее найти «Альту» в Берлине, и установить контакт с ней и  радистом. Но радист уже за решеткой. И когда Кегель выходит-таки на «Альту» после долгой задержки, кстати, пароль он просто забыл, то связаться с Центром они долгое время не могут.

«Альте» приходится искать новый канал связи, но и гестапо не дремлет. Взбешенный наглостью русских радистов, действовавших в Германии и на территории оккупированных стран, Гитлер приказывает Главному Управлению Имперской Безопасности найти и арестовать их всех. И передатчики «Красного оркестра» постепенно нейтрализуют. Отсюда немцы узнают и об «Альте».

В Москве понимают, нужно снабдить «Альту» новыми передатчиками, и решаются на рискованное предприятие. В Германию забрасывают двух парашютистов с рациями, именно они должны наладить связь. Но гестаповцы на чеку. Одного из парашютистов успевают схватить практически сразу после высадки. После пыток он рассказывает об «Альте» все, что знает. Более того, соглашается на радиоигру. Он теперь шлет в Центр шифровки, написанные под диктовку гестаповских офицеров. Во многом благодаря этой многоходовке, в германском Генштабе понимают, что за «крот» у них завелся.

22 сентября 1942г. «Альта» хочет провести со своим любимым Карлом, они решают отпраздновать скромную свадьбу. В разгар семейного торжества раздается настойчивый стук в дверь. Женщина вздрагивает, так могут барабанить только гости из гестапо. Прежде, чем открыть дверь, она выразительно смотрит на жениха: «Запомни, я брала у тебя только материалы иностранных газет. Мне они нужны были для дела, о котором ты толком ничего не знаешь. Ты меня понял?»

2 месяца она подвергалась чудовищным пыткам, к ней была подсажена сотрудница гестапо, неплохой психолог. Но Ильзе Штебе не сдала ни одного человека.

Доказательств на Кегеля не было. Он был под колпаком, но обвинений ему не предъявили. Редкий случай, но Кегелю повезло и ему удалось выжить. После войны он работал представителем ГДР в ООН и оставил хорошую книгу воспоминаний.

А вот информатора «Арийца» гитлеровцы вычислили сами, нашли, и расписку, которую он написал при получении первого вознаграждения. После пыток он сдал коллегу с потрохами.

Даже изобличенная, как советская разведчица, Ильзе  выдержала все пытки, все истязания совершенно сознательно. Приходя в камеру после очередного допроса, она говорила: «Я выдержала и в этот раз». Немцев на допросах злит открытая, будто непоказная патриотичность Штебе. В свою последнюю ночь «Альта» сказала соседке по камере: «Молчанием я спасла, по меньшей мере, трем мужчинам и женщине. Как напишет в своих воспоминаниях Кегель, «одним из тех мужчин был я, а женщиной – моя жена и боевая соратница Шарлотта».

Вечером 22 декабря 1942г. Ильзе Штебе казнили на гильотине в берлинской тюрьме Плетцензее. Ей был 31 год.

Посмертно «Альте» – Ильзе Штебе собирались присвоить звание Героя России, но не сложилось, что, впрочем, никак не уменьшает ее заслуг.

Автор: Николай Категория: Спецслужбы

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.