Ильзе Штебе22.06.1941. Ранним утром здание советского торгпредства на Литценборгенштрассе оцеплено полицейскими. Оттуда уже больше часа выносят папки с какими-то документами. Бумаги бросают прямо на асфальт. В самом торгпредстве явно происходит что-то недоброе. Из окна последнего этажа валит черный дым. Откуда-то сверху доносится стук прикладов и крики «Откройте!».

В это время по другой стороне улицы неспешно идет красивая молодая женщина. На происходящее она старается смотреть лишь украдкой. Ничто не должно выдать тревоги и интереса, нельзя и ускорить шаг, чтобы поскорее скрыться. Это привлечет лишнее внимание.

Но от взгляда гестаповца ей все же не скрыться. Человек в форме кивает стоящему рядом в штатском. Тот быстро вскидывает фотоаппарат и наводит объектив на прохожую. Как раз в этот момент дама, будто случайно, спотыкается. В итоге снять лицо женщины фотографу не удается, и та просто проходит мимо.

Если бы фотограф знал, кто перед ним, он бы помчался за девушкой вслед. Одно ее фото точно бы стоило повышения по службе. К нему в объектив попала работавшая в немецкой столице советский агент «Альта».

Это была очень мужественная, умная, талантливая, красивая женщина. Она принесла колоссальную пользу советской разведке и считалась в одним из ценнейших агентов Разведупра.

В декабре 40-го агент «Ариец» сообщил своему руководителю «Альте» невероятной важности сведения: Гитлер подписал сверхсекретную директиву. Существует всего 8 экземпляров документа. 4 из них фюрер хранит в личном сейфе, а остальные разосланы верховному командованию Вермахта, Люфтваффе, сухопутных войск и Кригсмарине (ВМС). Речь шла о плане войны Германии с СССР.

«Альта» не знала плана «Барбаросса», но ей удалось узнать основные положения, которые вошли в него уже как Директива. Гитлер считает, что одним из факторов, обеспечивающих успех операции, является ее секретность. Именно потому на первых страницах плана говорится: «Решающее значение нужно придать тому, чтобы наши планы напасть не были заранее распознаны. Внезапность должна стать главным козырем».

Но через несколько дней  Сталину докладывают шифровку «Альты». Из документа ясно, война с Советским Союзом начнется в марте 1941-го. Данные эти явно противоречат докладам Наркома иностранных дел Молотова.

Она принадлежала к кругам левой интеллигенции. И поэтому ничего удивительного в ее сотрудничестве с советской разведкой, нет. Этому способствовали и определенные личные отношения, повороты личной судьбы. Она была журналисткой по профессии и судьба ее свела с известным немецким журналистом Рудольфом Гернштадтом.

Рудольф Гернштадт – один из самых успешных вербовщиков советской разведки. Именно он в 30-е создает в Германии активную разведывательную сеть. А агентом Гернштадта становится и Ильзе Штебе. Это ее мы теперь знаем, как «Альту». Поначалу у них установились чисто деловые отношения, которые затем переросли в личные. Фактически Гернштат был ее первым гражданским мужем.

Но вербовать агентов у Рудольфа получалось не только благодаря своему мужскому обаянию. Да «Альта» пусть была близка ему в и личном плане, и идейно, но в высшие эшелоны немецкой власти у нее доступа не было. Нужно добывать информацию у кого-то еще. Этим «кем-то» оказался агент «Ариец». Именно этот человек стал для советской разведки главным источником, сообщавшим о положении дел в Польше и Германии. Идейным, как его коллеги, он явно не был. «Ариец» был человеком азартным, любил тратить большие деньги, а они у него не всегда были.  «Ариец» даже хотел застрелиться, но Гернштадт помог и даже пообещал забыть об этом кредите, но не забыл, а взял расписку. Речь о большой и по нынешним меркам сумме в 6500 долларов. Их отношения строились потом в основном на материальной основе.

Настоящее имя «Арийца» Рудольф фон Шелия, и он был полностью уверен, что сотрудничает не с советской, а с британской разведкой. Это был крупный сотрудник немецкого министерства иностранных дел, аристократ, участник Первой Мировой войны, кавалер Железных крестов I-го и II-го класса, большой любитель женщин. Это все совпало с тем, что Шелия был еще и антинацистом и не мог терпеть Гитлера. Он был дипломатом и отлично знал, чем занимаются разъезжающие по миру сотрудники немецкого МИДа. Они не только формально выполняли поручения Риббентропа, но и сами выступали инициаторами идеи утверждения нацизма в различных странах, и для создания благоприятных условий для нацистской военной агрессии.

Вначале 1941г. именно от «Арийца»  попадает в Центр донесение, которое попадает на стол Сталину. Из доклада от 17 января 1941г.: «Ариец сообщил, что война против СССР – не просто слухи, а приказ фюрера, известный узкому кругу лиц, занятых в подготовке войны с СССР». В Центре вроде бы понимают, что к такой информации нужно отнестись со всей серьезностью, ведь источник за несколько лет работы себя зарекомендовал и работает в связке с проверенными людьми.

В 1935г. Рудольф Гернштадт осознает, что из Германии нужно уезжать. Быть евреем в Берлине становится небезопасно. Он перебирается в Варшаву. Как раз трудится помощником германского посла агент «Ариец». За Герштадтом следует «Альта». Именно в Польше складывается группа агентов, которых позже назовут «Варшавской пятеркой». В нее войдет еще одним агентом Герштадта коммунист дипломат Герхард Кегель. Правда, непосредственно в Варшаве он будет базироваться недолго. В 1940г. Он оказался в Москве в немецком посольстве в чине заместителя начальника экономического отдела, но без дипломатического ранга. Конечно, Кегель имел доступ, прежде всего, к экономической информации, он имел возможность периодически получать и полноценную политическую информацию.

Бывший журналист Кегель умел производить хорошее впечатление. Собеседникам он просто нравился – спокойный умный человек, с которым приятно поговорить. Информация, полученная во время этих разговоров, быстро попадала в Центр.

Рудольф фон ШелияВ Москву скоро уезжает и Гернштадт, и руководить Варшавской резидентурой остается «Альта». Одна, без Рудольфа, она, конечно, тоскует. «Альта» вынуждена теперь контролировать высокомерного аристократа «Арийца». Любитель кутежей порой перестает сдерживаться и называет нацистов мелкими лавочниками со свастикой на рукаве. Но «Альте» удается быстро приструнить не в меру разговорчивого агента, постоянно напоминая, что один ошибочный шаг будет стоить жизни обоим.

С ноября 1937-го по август 1939-го «Ариец» передает 211 ценных документов и хорошо на этом зарабатывает. Стоят его услуги где-то 30 тыс. долларов. Через него советская сторона узнала очень много сведений военно-технического характера о характере германских вооружений, техники, о составе воинских частей, которые предполагается задействовать в кампании против Польши, и т.п. Эта информация поступала в Разведуправление Красной Армии.

С началом войны Москва едва не лишается ценного агента. Немецкое посольство в Польше закрыто, и «Ариец» остается не у дел. Однако, влиятельные знакомые пристраивают его в информационный отдел немецкого МИДа, и «Ариец» едет в Берлин. Вскоре он находит вполне легальную работу в МИДе и для «Альты». Та получает место в пресс-службе. Теперь их встречи и вовсе не должны вызывать подозрений.

Из воспоминаний Вальтера Шелленберга: «Практически в каждом министерстве Рейха среди лиц, занимавших ответственные посты, имелись агенты русской секретной службы, которые могли использовать для передачи информации тайные радиопередатчики». Про каждое министерство Рейха, это, конечно, преувеличение. Сам-то Шелленберг тоже не без греха. Сведения о нападении на СССР просачиваются лично от него.

Часть вторая следует…

Автор: Николай Категория: Спецслужбы

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.